5 заметок с тегом

проза

Характеристика №2

Характером этим (им можно плавить металл) обливаемся мы и чувствуем себя прекрасно.

— Хорошо.

Я не помню, как зацепился взглядом за оранжевый сгусток эмоций. Впервые когда-то увидел, потом ей сказал что-то. Она ответила.

Сейчас здесь. Передо мной.

— Здравствуй.

Лежишь рядом.

— Прекрасно.

И что делать?

— Вопрос.

Фонарю ведь плевать кого он освещает и из-за чего тот отбрасывает тень? Ему, вообще, на все плевать. Неудачное сравнение.

— Возможно.

Но вопрос никуда не делся. Он жив пока на него нет ответа. Потому ли они такие сложные?

— Почему нет?

Ты лежишь, о чем-то мечтаешь. Не о своих ли детях? Нет, тебе не нужен день грядущий. Сейчас все хорошо. Наблюдаешь, как волны твои превращают этот мир в хаос и наивно умиляешься этим. «Я разрушаю. Я живу. И доброта ополаскивает сердце изнутри».

Ты счастлива?

— Продолжай.

В огне мы все счастливы.

Поверни ко мне свое счастливое лицо. Ты прекрасна, знаешь это?

Я готов испортить тебе жизнь. Я боюсь, но ты это поняла?

Ты очень умна.

Покажи мне теперь свои зубы. Улыбнись. Шире. Ты умеешь.

Мое сердце сжалось.

Так.

— Пойдет?

— Пойдет. С наценкой и в кредит.

2016   проза

Серые стены

Серые стены, я вас очень люблю.

Серые стены, я просто знаю, что вы не серые.

Вас окружает прекрасный мир: зеленая акация, небо, теплых оттенков асфальт, одежда на людях, иногда и сами люди, неясные обрывки неизвестных предметов. Мы можем сказать, что это красиво — кто-то обернется и скажет: «Все правильно». Ты под собственным контролем, ничего плохого людям не делаешь и называешь красивое красивым.

Но что делать мне с вами, серыми стенами? Как в вас разглядеть все оттенки и цвета?

Я художник, который никогда не рисовал и видел этот мир только для того, чтобы им восхититься.

И где все это? Может, строго посередине височных костей.

А, может, вы достаточно горды и придумаете себе цвет сами и будете его носить? И люди будут проходить мимо и называть вас по имени. Это они. СтеныЦветаМоейМечты.

2016   проза

Без названия

Есть небо.
Мы к нему привыкли, но тем не менее его любим.

С неба льется вода.
И всем кажется, что это нормально.

Вода падает на листья деревьев.
И мы говорим, что они этого ждали.

Листья зеленого цвета.
Вроде бывает и так.

Один из них согнулся под каплей.
Кто-то вздохнул: «Так было всегда».

Капля дальше полетела вниз.
А разве не стоило этого ожидать?

Упала на землю.
Мы думаем: «А не ради ли этого она летела?»

Земля впитала воду.
Помолчим?

2016   проза

Характеристика №1

Ей говорили, что не стоит идти вперед.

— Там стекло! Ты просто его не видишь! — кричали ей, но они заблуждались. Стекло-то она как раз видела. Видела она и прозрачный отблеск электрического света, и жирные следы от пальцев, и неотмывшуюся кровь несчастных страдальцев. Она верила, что там будет свобода, жизнь, конечная цель всех ее стремлений. Верила, что, если она будет продолжать идти вперед, не сворачивая, все будет так, как необходимо.

Ей часто приходилось видеть, как остаются на месте, поворачивают назад, умирают все те, кто шел рядом с ней. И столько в этом зрелище было боли, сомнений и страха, что слезы не высыхали на лице.

Но разве могло что-нибудь нарушить темп, сбить моторику ее прекрасных ног?

Вы можете ее и сейчас увидеть. Вот она — идет, по-прежнему не озираясь по сторонам, пропуская сквозь себя взгляды и, наверное, не замечая, как уродливо ее лицо от порезов.

2016   проза

Раз, два

Начинаю заново публиковать свой старый цикл заметок. Ниже — слегка поправленная версия одной из первых заметок, опубликованная во «Вконтакте» в декабре 2009 года.

Она возвращалась ночью с работы.

Лицо леденело от холода, а в чистом, ночном воздухе, лишенным всяких звуков, одиноко звенели металлические набойки ее тонких каблучков.

«Раз, два. Раз, два». И ничего больше не было слышно. Ничего. Даже стука кровеносных сосудов в голове.

«Раз, два».

Бульвар был освещен десятками фонарей. Желтый свет чеканил каждую деталь. Длинная светлая тропа. И только впереди чернела неосвещенная пустота.

«Раз».

Что было там? Она хорошо помнила. Но тогда там было только черное пятно.

«Раз, два. Раз, два».

И нельзя было сказать, что она боялась темноты. Все страхи она давно похоронила вместе с выпускными экзаменами в институте. Она не боялась ни насекомых, ни начальников, ни налоговых инспекторов, ни невыплаченных долгов, ни широких и ни узких пространств.

«Раз».

Но звенели каблучки, а она сводила взгляда с темноты, там, на улице Карла Маркса, где, как обычно, отсутствовало освещение.

«...два. Раз, два. Раз...»

Она звенела тонкими каблучками. И в каждом звоне был шаг вперед.

Застыло лицо. Рука в перчатке сжала сумочку. Юбка до колен раскачивалась. Глаза высыхали на холоде.

Расступались по обеим сторонам обнаженные акации. Фонари сменяли друг друга в неизменяемом ритме:

«Раз, два. Раз, два. Раз два».

А темнота все приближалась, манила едва видным огоньком внутри себя и угрожающе давила. А она звенела и не моргающим взглядом смотрела туда.

И ради чего, можно подумать, шла? Она вполне могла пойти в обход или, по крайней мере, просто не смотреть туда. Но она продолжала с непонятным упорством, давя на горло собственному страху.

«Раз...»

Пятно увеличивалось, однако ясней от этого не становилось. Чернота оставалась быть черной до самого конца.

«Раз, два. Раз, два. Раз два».

И вот она уже подошла вплотную и, совершив нечеловеческое усилие над собой, в тупом стремлении вперед не сбила шага, войдя в темноту.

«Раз, два. Раз, два. Раз два. Раз...»

2016   проза